Международная конференция «Арбитраж и медиация в России и Германии»

 

 

Европейские компании боятся иметь дело с российским бизнесом. В германской бизнес-среде даже говорят, что если Вы хотите, чтобы у Вашего совместного предприятия не было проблем, лучше, если в нем не будут участвовать компании из России.

 

Под таким лейтмотивом в Торгово-промышленной палате РФ состоялась осенняя германо-российская конференция по вопросам медиации и арбитража.

 

Почему в приведенном высказывании есть своя правда? Исходя из нашего опыта попробуем разобраться и ответить на этот вопрос.

 

Прежде всего сама европейская культура диктует зарубежному бизнесу, что до суда должны доходить только самые сложные и неразрешимые конфликты. В Европе привыкли договариваться по спорным моментам, поэтому эффективен механизм медиации. Он не столь популярен, как в Англии или США, но всё же более развит, чем в России. Бизнес готов тратить миллионы на мирное урегулирование спора, лишь бы не фигурировать в судебных актах (а зачастую и в СМИ), во избежание потерь для деловой репутации. 

 

Российские же компании по любому поводу привыкли идти в суд. Здесь сказывается разница в менталитете: «Не пойман - не вор». Пока «не прижмет» административно-карательный аппарат государства, можно не исполнять свои обязательства, - только он в глазах отечественных предпринимателей зачастую имеет хоть какой-то авторитет (либо просто внушает определенный страх). Такая логика отечественного бизнеса наглядно проявляется в том, что суды в России рассматривают в разы больше дел, чем где-либо ещё в западных странах «с развитыми правопорядками» (как их часто именуют в нашей научной среде). 

 

Другая причина заключается в том, что медиативные соглашения могут быть принудительно исполнены государством. Однако и здесь есть свои трудности как процедурного характера (нотариальное заверение, проверка содержания судом и т.д.), так и эмоционального. Предприниматели просто не готовы самостоятельно инициировать примирительные процедуры. Любой конфликт обретает характер личной вражды.

 

Судам, в свою очередь, также проще привести стороны к мировому соглашению в рамках судопроизводства, нежели «возиться» с формальностями медиативного соглашения, которое стороны заключили самостоятельно.

 

К тому же сказывается и недоверие к медиаторам. Сегодня каких-либо жестких профессиональных требований к их деятельности не существует. Любое лицо старше 18 лет, без образования может стать медиатором.

 

В то же время медиация - это не всегда примирение. В первую очередь - это компромисс, оптимальное (взаимовыгодное) решение. И в данном вопросе очень важно, чтобы лицо, координирующее разработку такого решения, было компетентным в соответствующей отрасли и внушало доверие и авторитет для обеих сторон, исключая любые подозрения в ангажированности и непрофессионализме.

 

Наш опыт показывает, что в тех случаях, когда крупные компании пришли к медиативному соглашению, ни разу не был выдан исполнительный лист на принудительное исполнение его условий. И ни одно из таких соглашений не было оспорено в суде. Это означает, что стороны полностью удовлетворены условиями медиативного соглашения и сознательно их выполняют.

 

 

На состоявшейся конференции также обсуждались пути расширения области применения медиации и её популяризации. Общим выводом стала необходимость более детальной выработки требований к медиаторам. Обоснована инициатива введения специальности - судебный примиритель.


В целом, стоит отметить, что уже сейчас многие высококвалифицированные юристы и специалисты из иных областей проходят повышение квалификации в области медиации на специализированных курсах на базе высших учебных и научных заведение, в том числе МГУ им. М.В. Ломоносова. 


Потребность в медиации и спрос на неё со стороны бизнеса становятся всё более очевидными.

 

Партнер Юридической компании 

SKS Confidence, руководитель

практики разрешения споров,

к.ю.н. Кирилл Шмотин

 

 

 

Please reload

Недавние посты
Please reload

Подпишитесь