• SKS Confidence Law Firm

Реформа семейного права: краткий обзор и анализ законопроектов

Пост обновлен июль 16


В последние несколько дней в Государственную Думу был внесен ряд законопроектов, предусматривающих внесение существенных изменений в Семейный кодекс и другие законы Российской Федерации. Эти законопроекты в настоящее время являются предметом широкого общественного обсуждения и дискуссий. Их разработка обосновывается необходимостью приведения действующего законодательства в соответствие с недавно принятыми поправками в Конституцию РФ в части защиты традиционных семейных ценностей.

Напомним, что согласно части 4 новой статьи 67.1 Конституции РФ:

Дети являются важнейшим приоритетом государственной политики России. Государство создает условия, способствующие всестороннему духовному, нравственному, интеллектуальному и физическому развитию детей, воспитанию в них патриотизма, гражданственности и уважения к старшим. Государство, обеспечивая приоритет семейного воспитания, берет на себя обязанности родителей в отношении детей, оставшихся без попечения.

Кроме этого, в статье 72 (о предметах ведения РФ и ее субъектов) теперь закреплено положение об институте брака как союза мужчины и женщины (ранее оно содержалось только в Семейном кодекса РФ).

Мы подготовили для Вас аналитический обзор основных положений представленных законопроектов.

О вмешательстве органов опеки в дела семьи и процедуре отобрания ребенка при угрозе его жизни (законопроект П.В. Крашенинникова и А.А. Клишаса)

Законопроект 986679-7 был представлен на рассмотрение Госдумы 10 июля 2020 (авторы – П.В. Крашенинников и А.А. Клишас). Его авторы предлагают существенным образом изменить процедуру отобрания ребенка из семьи при угрозе его жизни и здоровью, закрепив обязательный судебный порядок, а административный порядок процедуры изъятия сохранить лишь в исключительных случаях (при этом существенно переосмыслив его). Цель законопроекта (согласно пояснительной записке) – «закрепление в отраслевом законодательстве конституционного принципа приоритета интересов ребенка» (ч. 4 ст. 67.1 Конституции РФ).

Прежде всего Законопроект вводит в Семейный кодекс обязанность для любого лица, которому стало известно о возникновении непосредственной угрозы жизни или здоровью ребенка, обратиться в орган опеки или в полицию по месту нахождения ребенка и сообщить об этом. Эти органы обязаны незамедлительно проверить информацию и при ее подтверждении обратиться в суд с заявлением об отобрании ребенка из семьи. Само же отобрание ребенка должно производится судебным приставом-исполнителем с участием органа опеки и попечительства, органа внутренних дел и прокурора исключительно на основании вынесенного решения суда.

При этом в отношении судопроизводства предусматривается дополнение Гражданского процессуального кодекса новой, специальной главой 38.1, устанавливающей процессуальные особенности рассмотрения дел этой категории судом. Среди ключевых особенностей: закрытый судебный процесс, обязательное участие органа опеки и прокурора, родителей (попечителей), других заинтересованных лиц (в случае необходимости), а также самого ребенка (при наличии возможности), а также оперативность – рассмотрение заявления в течение 24 часов с момента поступления.

При наличии оснований полагать, что в течение нескольких часов ребенок может умереть, орган опеки с участием прокурора и представителей полиции может самостоятельно произвести отобрание ребенка из семьи, составив акт об отобрании ребенка с указанием обстоятельств, свидетельствующих о непосредственной угрозе жизни ребенка.

После отобрания ребенка из семьи предусматривается незамедлительное обеспечение его «временного устройства» (очевидно имеется в виду детский дом) с последующим обращением органа опеки в суд с иском об ограничении или лишении родительских прав (отмене усыновления / отстранении опекуна (попечителя).

Как отмечает управляющий партнер SKS Confidence Cергей Козлов:

«данный законопроект по своей сути призван создать дополнительные гарантии защиты прав и интересов ребенка, а также самих родителей, что достигается, в первую очередь, закреплением судебного порядка и дополнительных субъектов – представителей публичной власти, участвующих в данной процедуре (полиции и прокуратуры). Действующая же редакция статьи 77 Семейного кодекса предусматривает исключительно административный порядок изъятия ребенка из семьи при угрозе его жизни и практически не содержит конкретики по самой процедуре. Также следует отметить, что предлагаемый Законопроектом подход в целом соответствует мировой практике. При этом, на мой взгляд, совершенно нет оснований, чтобы рассматривать его в негативном ключе как попытку навязывания «ювенальной юстиции» (как это пытается делать ряд СМИ и общественных организаций). Хотя, безусловно, на данном этапе существуют некоторые вопросы к юридической технике и иным мелочам, но, уверен, эти моменты будут доработаны рассмотрению в чтениях».

Представляется, что причиной для определенного беспокойства в обществе является большое количество свободы усмотрения и оценочных категорий в вопросе отобрания детей из семьи (например, кто и как может оценивать вероятность наступления смертельного исхода «в течение нескольких часов» или например, сам факт угрозы жизни и здоровью).


Однако, по мнению Сергея Козлова,

«для семейного права это в целом нормальная ситуация, так как здесь мы всегда имеем место с индивидуально-субъективными обстоятельствами. В целях недопущения перегибов и безосновательного вмешательства в дела семьи государство должно параллельно заниматься повышением квалификации сотрудников органов опеки, а также наконец задуматься о практике формирования специальных судебных составов, рассматривающих семейно-правовые споры. Как показывает практика, личный опыт судей (в том числе наличие собственных детей) играет немаловажную роль в разрешении семейно-правовых конфликтов, так как эти дела требуют деликатного разрешения и человеческого отношения. В ситуации, когда против родителя выступает публичная власть (в лице опеки, полиции, прокуратуры), суду следует особенно соблюдать принцип независимости и разделения властей, оценивая критически доводы представителей власти, в то же время понимая, что родители в таких спорах являются априори более слабой стороной».

Об укреплении института семьи (законопроект сенатора Е.Б. Мизулиной и др.)

Другой законопроект (№ 989008-7), внесенный в Госдуму 14 июля сенаторами Е.Б. Мизулиной, Л.Б. Нарусовой и другими, и разработанный «в целях укрепления института семьи», предусматривает гораздо большее количество изменений (объем – более 100 страниц): от закрепления понятийно-терминологического аппарата Семейного кодекса до прямого запрета однополых браков (и браков лиц, ранее сменивших пол) и установления положений о временных мерах защиты детей (например, о временном устройстве детей в социальные организации при невозможности осуществления родителями их родительских прав).

Особый интерес представляет предложение о закреплении презумпции добросовестности родителей. Таким образом, недобросовестность может быть установлена только вступившим в законную силу решением суда о лишении или ограничении родительских прав. При этом бремя доказывания недобросовестности родителя возлагается на процессуального оппонента (истца).

Кроме этого, важным изменением является закрепление права на получение бесплатной юридической помощи для родителей по делам о лишении (ограничении) родительских прав. Однако этот вопрос будет решаться на уровне регионального законодательства.


Существенным изменением является также значительное сокращение оснований для лишения родительских прав и закрепление четкого правила о том, что это лишение - это крайняя мера семейно-правовой ответственности. В случае принятия законопроекта, лишить родительских прав можно будет лишь при наличии вступившего в законную силу обвинительного приговора в отношении родителя за совершение умышленного преступления против жизни или здоровья либо против половой неприкосновенности ребенка, другого родителя, либо против жизни или здоровья иного члена семьи, а также в случае истечения установленного судом срока ограничения родительских прав. Кроме этого, предлагается дополнение Семейного кодекса положениями, регламентирующими общение ребенка с родителями, лишенными родительских прав, на основании судебного решения до момента усыновления ребенка новой семьей.


Отдельно следует остановиться на дополнении Семейного кодекса новой главой о временных мерах защиты интересов ребенка при невозможности осуществления родительских прав в случаях, не терпящих отлагательства (например, при экстренной госпитализации, задержании, состоянии алкогольного опьянения и пр.). При этом сохраняется приоритет незамедлительной передачи ребенка его родственникам в подобных ситуациях. Важным является то, что после временной передачи ребенка по акту о временных мерах защиты ребенка, его родственники автоматически получают право на представительство законных интересов ребенка, в том числе в судах.


Близким по смыслу является введение в Семейный кодекс института временных опекунов (попечителей). Согласно содержанию предлагаемой статьи 66.1, родители, не лишенные родительских прав, и не ограниченные в родительских правах, смогут обратиться в органы опеки и попечительства с письменным заявлением о назначении их ребенку опекуна (попечителя) на период, когда они по уважительным причинам не смогут осуществлять свои родительские права. Принимать решение по этому вопросу сможет орган опеки и попечительства самостоятельно.

Авторы законопроекта предлагают свой взгляд и на содержание статьи 77, заменяя ситуации отобрания ребенка при непосредственной угрозе жизнью и здоровью универсальными нормами о допустимости отобрания ребенка по решению суда о лишении (ограничении) родительских прав. В этом смысле на рассмотрении Госдумы находится уже две версии новой редакции данной статьи, совершенно противоположные по своей сути.

По мнению управляющего партнера SKS Confidence Cергея Козлова

«данный законопроект требует глубокого анализа и широкого профессионального и общественного обсуждения. В текущем виде он содержит весьма интересные и важные для практики поправки, такие как закрепление презумпции добросовестности родителей или института временных опекунов (попечителей), но в то же время содержит и целый ряд норм, появление которых в Семейном кодексе никак не повлияет на текущую практику, но преследует исключительно достижение определенного социально-политического эффекта. Представляется, что в силу объема предлагаемых изменений сенаторский законопроект будет существенно переработан и скорректирован к моменту его рассмотрения Госдумой».

Наша команда юристов, имеющих многолетний опыт разрешения семейно-правовых споров, рада проконсультировать и оказать квалифицированную юридическую помощь по самым сложным вопросам семейного права. Подробности Вы найдете на странице практики «Семейное право».


© 2020 Юридическая фирма SKS Confidence

115280, Россия, Москва, Ленинская слобода, д. 19 (Бизнес-центр "Омега Плаза")

+7 (495) 198 04 00 

+7 (499) 755 68 51

+49 (941) 830 690 41

info@sksconfidence.com

Best Lawyers SKS  — копия.png
Juraforum SKS Confidence
Expert panel TLR Accred white 2020.jpg