• Сергей Козлов

Пандемия коронавируса как форс-мажор: действуем правильно


Как сослаться на форс-мажор в условиях пандемии коронавируса? Рекомендации с учетом позиций Верховного Суда РФ, изложенных в обзоре судебной практики от 21 апреля 2020

Мы продолжаем наш обзор официальных разъяснений Верховного Суда РФ по наиболее актуальным вопросам правоприменения и судопроизводства в период пандемии COVID-19.

Тема форс-мажора или обстоятельств непреодолимой силы сегодня стала одной из наиболее обсуждаемых в юридическом и бизнес-сообществах. Так, она была одним из главных предметов дискуссий в рамках Петербургского международного юридического форума, который в этом году впервые состоялся в онлайн-формате. В апреле наши юристы также давали свои комментарии о форс-мажоре в средствах массовой информации, в том числе журналу «Эксперт».

Ниже мы объединили выводы, к которым пришли Верховный Суд РФ в своих разъяснениях, а также наши собственные рекомендации.

Пандемия коронавируса и форс-мажор: можно ли не исполнять свои обязательства?

Указ Мэра Москвы Сергея Собянина №12-УМ провозгласил пандемию COVID-19 «чрезвычайным и непредотвратимым обстоятельством, повлёкшим введение режима повышенной готовности, который является обстоятельством непреодолимой силы (форс-мажором)». Следовательно, действие таких обстоятельств должно распространяться на весь период режима повышенной готовности: с 5 марта до 1 мая 2020 года (при этом высока вероятность продления сроков режима повышенной готовности).


Однако подчеркнем, что Указ Мэра Москвы сам по себе не является основанием для автоматического применения гражданско-правовых последствий форс-мажора к отношениям сторон.

Напомним:

правила о форс-мажоре содержатся в п. 3 ст. 401 Гражданского кодекса РФ и широко применяются в международном коммерческом обороте (см. например, ст. 7.1.7 Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА, ст. 79 Венской конвенции 1980 г. и др.).

Положения международных актов (особенно Венской конвенции) следует особенно принять во внимание тем предпринимателям, которые имеют международные контракты, к которым применение Венской конвенции напрямую не исключено.


Толкование понятия обстоятельств непреодолимой силы по смыслу ст. 401 ГК РФ было дано Верховным Судом РФ в постановлении Пленума от 24 марта 2016 г. 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств». Согласно пункту 8 данного постановления, для признания обстоятельства непреодолимой силой необходимо, чтобы оно носило чрезвычайный, непредотвратимый при данных условиях и внешний по отношению к деятельности должника характер.


В российской и международной практике существуют несколько разные подходы к формулировкам и содержательному наполнению понятия непреодолимой силы. Однако крайне важно понимать:

форс-мажор (непреодолимая сила) не является основанием для неисполнения обязательства либо его прекращения, если такое исполнение остается возможным после того, как обстоятельства непреодолимой силы отпали. Форс-мажор может являться лишь основанием для освобождения от ответственности за (ненадлежащее) исполнение конкретного обязательства.

Нерушимым остается священный принцип договорного права: pacta sunt servanda («договоры должны соблюдаться»). Например, если сторона договора не может вовремя произвести денежное исполнение вследствие непреодолимой силы, то другая сторона не сможет рассчитывать на проценты (пени, штрафы), которые она могла бы рассчитывать получить при обычных условиях, либо возмещение убытков, причиненных неисполнением.

Можно ли расторгнуть или изменить договор из-за пандемии коронавируса?


Как отметил Верховный Суд РФ: «если иное не предусмотрено договором и не вытекает из его существа, такие обстоятельства, которые стороны не могли предвидеть при заключении договоров, могут являться основанием для изменения и расторжения договоров на основании статьи 451 ГК РФ, если при предвидении данных обстоятельств договор не был бы заключён или был бы заключён на значительно отличающихся условиях». То есть опять же, все определяется судом применительно к каждому конкретному случаю.


Относимость форс-мажора


При этом форс-мажор не является основанием для освобождения от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение вообще. Как отметил Верховный суд РФ:

«Если обстоятельства непреодолимой силы носят временный характер, то сторона может быть освобождена от ответственности на разумный период, когда обстоятельства непреодолимой силы препятствуют исполнению обязательств стороны».

Основания для применимости форс-мажора к отношениям сторон

Чтобы воспользоваться форс-мажором необходимы достаточные основания для этого. Сама по себе пандемия коронавируса не оказывает прямого воздействия на возможность вести бизнес и, как подчеркнул Президиум ВС РФ, это обстоятельство «не может быть универсальным для всех категорий должников, независимо от типа их деятельности, условий ее осуществления, в том числе региона, в котором действует организация».

Воздействие на бизнес и обязательства оказывают ограничительные меры, вводимые властями в связи с пандемией коронавируса. Следовательно, пострадавшими являются, в первую очередь, те предприятия, чья деятельность была напрямую запрещена указами Президента и властей субъектов: рестораны, торговые центры, кинотеатры, спортивные клубы, салоны красоты, строительные работы и т.д. Если руководством компании было принято решение об объявлении простоя, либо о приостановке/прекращении деятельности, то это также не снимает с неё взятых на себя обязательств.

В одностороннем порядке посчитать себя «пострадавшей» компанией нельзя. Организации и предприниматели не из «закрытого списка» могут ссылаться на «форс-мажор» только в случае, если они были вынуждены приостановить свою деятельность по объективным и неотвратимым причинам, а не потому что коммерческая жизнь сошла на нет, спрос упал, а сотрудникам неоткуда платить зарплату.

Таким образом, важнейшим критерием применимости обстоятельств непреодолимой силы является причинно-следственная связь между определенным событием (которое собственно и признается форс-мажором) и его последствиями для конкретного субъекта. Эта причинно-следственная связь устанавливается только судом (а не Мэром Москвы (или губернатором Московской области), хотя на его Указ можно и нужно ссылаться в суде) применительно к каждому конкретному случаю!

Важно и то, чтобы сторона, которая ссылается на непреодолимую силу, предприняла все возможные для нее меры, чтобы надлежащим образом исполнить свое обязательство, однако, как говорится, внешние (!) «обстоятельства оказались сильнее». Таким образом, должен иметь место другой важный критерий – добросовестность стороны договора. Вряд ли суд освободит от ответственности предпринимателя, который решил не платить, например, аренду или оплату за поставленный товар, просто воспользовавшись ситуацией пандемии, чтобы извлечь из этого свою выгоду.

Чтобы ссылаться на форс-мажор, необходимо документальное подтверждение, которое можно получить либо в судебном порядке, либо путем получения специального сертификата в Торгово-промышленной палате РФ. То есть, уважительность причин неисполнения обязательств должна пройти проверку в уполномоченном органе власти. В противном случае, ссылки на форс-мажор останутся голословными и не спасут от ответственности перед контрагентами.


Уведомляем о форс-мажоре правильно


Крайне важным для применения положений о форс-мажоре к отношениям сторон является факт надлежащего и незамедлительного уведомления контрагента о невозможности исполнить обязательства вследствие обстоятельств непреодолимой силы. Но сперва необходимо внимательно проверить, как форс-мажор регулируется конкретно в вашем договоре, и как происходит оповещение о нём. Мы рекомендуем оформить письменное уведомление (на бланке организации с подписью руководителя и печатью (при наличии) и приложить к нему подтверждающие документы (см. выше), которые лучше направить ценным письмом, либо вручить под роспись.

С другой стороны, если получателем уведомления о форс-мажоре стали уже вы, то все перечисленные рекомендации могут стать вашим оружием, чтобы не дать недобросовестным контрагентам получить необоснованные выгоды.

А если из-за коронавируса нет денег платить?

По общему правилу определенные обстоятельства в силу закона не могут признаваться обстоятельствами непреодолимой силы. К таким обстоятельствам относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств. Однако, как подчеркнул Президиум Верховного суда РФ:

«Если отсутствие необходимых денежных средств вызвано установленными ограничительными мерами, в частности запретом определенной деятельности, установлением режима самоизоляции и т.п., то оно может быть признано основанием для освобождения от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств на основании статьи 401 ГК РФ».

Выводы

Таким образом, стороне, ссылающейся на форс-мажор, для освобождения от ответственности за неисполнение своих обязательств необходимо доказать следующее (согласно позиции Верховного Суда РФ):

а) наличие и продолжительность обстоятельств непреодолимой силы;
б) наличие причинно-следственной связи между возникшими обстоятельствами непреодолимой силы и невозможностью либо задержкой исполнения обязательств;
в) непричастность стороны к созданию обстоятельств непреодолимой силы;
г) добросовестное принятие стороной разумно ожидаемых мер для предотвращения (минимизации) возможных рисков.

Наши главные рекомендации остаются неизменными: договаривайтесь со своими контрагентами, находите такие способы решения проблем, которые бы устроили все стороны (компромисс). Общение,взаимопонимание и взаимовыручка особенно необходимы в это непростое время.


Так, например, если Вы должны оплачивать арендную плату, но из-за коронавируса находитесь в затруднительном положении, попробуйте договориться с арендодателем о снижении арендной платы в два раза. Таким образом, вы как бы разделите между собой негативный риск возникновения убытков, связанный с пандемией коронавируса, что является достаточно справедливым с точки зрения баланса интересов сторон. Помните: jus est ars boniet aequi – «право есть искусство добра и справедливости»!

В случае, если у вас не получается договориться либо вам нужна иная юридическа поддержка, команда юристов SKS Confidence всегда рада вам помочь, даже в самых сложных ситуациях!

Авторы статьи:

Сергей Козлов, управляющий партнер SKS Confidence

Кирилл Шмотин, к.ю.н., партнер SKS Confidence, руководитель практики "Разрешение споров"


Просмотров: 67

О НАС

ПРЕСС-ЦЕНТР

© 2019 Юридическая компания SKS Confidence

115280, Россия, Москва, Ленинская слобода, д. 19 (Бизнес-центр "Омега Плаза")

+7 (495) 198 04 00 

+7 (499) 755 68 51

info@sksconfidence.com

Juraforum SKS Confidence
Expert panel TLR Accred white 2020.jpg